О театре

Пресса

Постскриптум."День знаний" по пьесе В. Сигарева "Семья вурдалака"

Наталья Старосельская. "Страстной бульвар, 10" № 9-99 2007 г.

Мы были в Нижнем Новгороде вместе с Т. Тихоновец. К сожалению, приехав на день позже, я не увидела некоторых спектаклей, которые хотела бы увидеть, но ничего не поделаешь – может быть. Повезет в следующий раз… Были в нашем нижегородском марафоне две постановки, о которых я не могу забыть. Проходит время, наслаиваются новые и новые впечатления, но не стирается память о двух совершенно разных, абсолютно ни в чем не схожих спектаклях. Я продолжаю думать о них, переживать их, возвращаться к ним – почти всегда неожиданно, невпопад. Почему? Чем так сильно задели они?..

Спектакль «Я тогда гостила на земле…» (литературно-музыкальная композиция по страницам жизни и творчества М. Цветаевой, А. Ахматовой и М. Зиминой) театра кукол г. Кстово можно с полным правом назвать авторским спектаклем Сергея Балыкова.

Второй спектакль – «День знаний» по пьесе Василия Сигарева «Семья вурдалака» «Детского театра «Вера» (постановка А. Ряписова, художник – А. Михайлов).

На «круглом столе», обсуждая спектакль, многие говорили о том. Что ситуация пьесы стала сегодня знакомой не понаслышке очень многим – если не собственные дети, то дети близких друзей. Знакомых попались в наркотическую ловушку, что стало невымышленной трагедией для их семей. Это, конечно, так, но ценность спектакля, на мой взгляд, не в точном отображении жизненной ситуации, а в том эмоциональном восприятии происходящего, которое дает театр своему зрителю.

Виктор, выразительно и сильно сыгранный М. Жулевым, предстает не безжалостным палачом, а такой же, в сущности, жертвой, как и Роман (А. Степанушкин), только его страдания слишком глубоко запрятаны, а его цинизм и чувство «хозяина жизни», скорее, напоминает защитный барьер, нежели являются сутью персонажа.

Ранняя и довольно слабая пьеса модного ныне Василия Сигарева в трактовке театр «Вера» предстает жестко сконструированной историей о том, как «чума пришла в мой город. Ходит по улицам, косит больных, здоровых, слабых, сильных, всех». И воспринимается эта чума не на уровне назидательном, а, скорее, на уровне чувственном, когда действительно становится страшно, потому что не защищен никто, абсолютно никто. Сыгранная динамично и – повторюсь! – жестко, эта история надолго входит в плоть и кровь воспоминанием о чем-то остро пережитом.

Два спектакля стали для меня сильным эмоциональным впечатлением фестиваля в Нижнем Новгороде. Кому-то, может быть покажется, что этого слишком мало. Нет, отвечу я на это – при нынешней безликости театра, при том, безмыслии, что царит в нем, этого совсем, совсем не так уж мало.

В самый раз!